Главная » 2012 » Ноябрь » 19 » БОРЬБА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ С КИТАЙСКИМИ ПИРАТАМИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ.
21:18
БОРЬБА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ С КИТАЙСКИМИ ПИРАТАМИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ.

Россия, вышедшая к Тихому океану и начавшая обустраиваться на его берегах, столкнулась и с его пиратской вольницей, давно уже облюбовавшей эти отдаленные и безлюдные места. Здесь, пользуясь отсутствием какой либо власти, во всю беспрепятственно хозяйничали хунхузы. Архивные документы хранят немало страниц о борьбе с ними. В фонде военного губернатора Приморской области Российского Государственного исторического архива Дальнего Востока сохранилось несколько официальных рапортов за разные годы, в которых говорится о пиратских набегах хунхузов на прибрежные российские воды и их побережье.

Так, Владивостокское полицейское управление доносило Губернатору в июне 1882 года: "11 июня поймано вооруженных 11 хунхузов в заливе Петра Великого близ Русского острова командою, последовавшей для этой цели под начальством офицера на буксирном пароходе. Хунхузы побросали в воду оружие... Пойманные хунхузы 10-го июня настигли три шаланды с манзами (местными оседлыми китайцами и маньчжурами), ограбили 28 человек безоружных манз, заставив их выстрелами из винчестера сдаться, из них шесть человек, связавши, бросили в воду и утопили...".

Во второй половине 80-х годов прошлого века, судя по донесениям, пираты не особо боялись местных властей: например, в качестве места своего базирования они долго использовали несколько укромных бухточек на полуострове Песчаном, расположенном в пределах видимости из Владивостока.

Суда пиратов были быстроходными и обладали хорошими мореходными качествами. Команда состояла из 8 -10 вооруженных пиратов во главе с опытным предводителем. Пиратские суда действовали как в одиночку, так и парами, что позволяло, не опасаясь нападения со стороны других рыбаков, расправляться с выбранной жертвой.

« Использовали хунхузы для проведения своих набегов хорошо отлаженную методику, - считает дальневосточный историк Алексей Буяков. - Нападения, как правило, совершалось в вечернее время, когда спускались сумерки. В это время многочисленные рыбацкие суда возвращались с уловом домой. Предводитель пиратов принимал решение о том, на какое судно нападать. Пираты нападали только на небольшие рыбацкие суда, где команда состояла из 5-6 человек. В расчет бралось и то, какой груз и сколько его находилось на палубе. Под каким-либо предлогом суда сближались, а остальное уже было делом техники. Изредка совершались набеги и на казенные русские суда с ценным грузом».

Так сохранилось предание, что на острове Попова, входящем в городскую черту Владивостока, в бухте Алексеева была база пиратов, а на ее обрывистом мысу стояла пиратская смотровая вышка. До сих пор мыс Проходной, расчлененный глубокими расщелинами, называют Дворцом царя драконов. Здесь, как считается, пираты казнили пленников и их тела сбрасывали в жертву морским драконам. После 1880 года пираты из бухты Алексеева перехватили казенное судно, везшее провиант и деньги для оборонительных работ Владивостокской крепости. Это переполнило чашу терпения российских властей, и ночью отряд российских моряков на гребных судах скрытно отправился к острову.

Через перевал моряки вышли к бухте Алексеева. Пиратов без боя перевязали, так как они были пьяны, выпив несколько бочонков водки с захваченного судна. В арсенале пиратов оказались не только мечи, трезубцы, но и многоствольные митральезы, установленные на палубах трех быстроходных джонок. Также было изъято большое количество британских и американских ружей и револьверов.

Однако, захваченных на судне денег – 80 тысяч рублей серебром – не нашли. Выкупивший остров купец Менар, впоследствии не раз предпринимал попытки найти исчезнувшие и, по слухам, припрятанные здесь пиратами деньги. Но – безрезультатно: прятать клады китайские пираты были мастера. В вершине кекура, или прибрежной скале они ручными бурами проделывали узкую длинную скважину, с таким расчетом, чтобы ее вход приходился в нескольких десятках сантиметров от стенки обрыва. Затем в нее опускали клад и заливали бетоном, замешанным на вынутой породе. Снаружи такой клад был не заметен, и мог быть извлечен только посвященными. (**)

Для уничтожения пиратов, расплодившихся в окрестностях Владивостокской крепости, по распоряжению военного губернатора области командир Владивостокского порта послал миноносец "Янчихе". Однако борьба с местными флибустьерами была очень затруднена тем, что их невозможно было отличить от обычных китайских рыбаков или перевозчиков грузов. Поэтому российские военные моряки устраивали выборочный осмотр рыбацких судов. Если же на каком-либо из них в большом количестве находили оружие, то дальнейших доказательств не требовалось. Сдача пиратов, как правило, осуществлялась без боя, но в 1890 году произошло два случая, когда пираты пытались уйти от погони отстреливаясь. Огнем флотской артиллерии пиратские суда были уничтожены.

В начале XX века пираты практически не давали о себе знать и нападения их являлись редкими, единичными. Власти стали считать, что с пиратством, в основном, покончено. Но вскоре появилась информация, что пираты сосредотачивают крупные силы на близлежащем острове Русском.

25 июля 1903 г. помощник Владивостокского полицмейстера, коллежский асессор Шкуркин, с командой нижних чинов из 32 – х человек, 2-го Владивостокского крепостного полка во главе с подпоручиком Лыжиным, был направлен в залив Холувай на Русском острове для облавы и поимки этих хунхузов. Во время возникшей перестрелки Шкуркин был ранен в руку.

Скоро морские пираты вновь заставили заговорить о себе, когда летом 1906 года совершили ряд нападений на джонки, шхуны, шаланды и шампуньки китайских и корейских рыбаков, ловивших рыбу в Амурском заливе владивостокской акватории. Вначале пропажи судов не связывали с действиями хунхузов. Власти считали, что с пиратами покончено, и списывали все на несчастные случаи на море. Но, когда случаи невозвращения рыбаков в родную гавань участились, то этим всерьез заинтересовалась полиция: из рыбаков никто не возвращался живым домой, а на несколько раз на берег выносило обезглавленные трупы людей… Слух о кровавых злодеяниях быстро распространился по городу и прибрежным поселениям. Рыбаки в разгар летнего сезона перестали выходить в море, опасаясь пиратов. Владивосток практически лишился морепродуктов.

Из агентурных сведений полиции стало известно, что пираты при захвате судов прибегают к крайним мерам, не оставляя свидетелей своих разбоев. Всех, кто им попадался на пути, они или топили, связывая своим жертвам руки и ноги, или привязывая на шею какой-либо груз, или просто перерезали им горло. Имеющиеся на борту ценности, а также выловленную жертвами рыбу и морепродукты, они захватывали как трофей. Часть добытого шла пиратам на пропитание, а часть привозилась в Семеновский ковш, где существовал крупный городской рыбный базар, и реализовывалась оптом перекупщикам морепродуктов. «Иногда морские разбойники сами занимались продажей рыбы под видом торговцев, - считает Алексей Буяков. - Отличить пирата от рядового китайского торговца рыбой было практически невозможно, как и от рыбака. Тем более, что те принимали необходимые меры безопасности: захваченные шаланды или джонки, они уводили в укромные места и, после того, как проходило время и поиски заканчивались, их продавали, или же после перегрузки морепродуктов топили на месте, пряча, так сказать, концы в воду. На захваченных судах хунхузы никогда не появлялись в городе в среде рыбаков, так как последние могли по определенным, известным им приметам опознать лодки своих погибших товарищей. На вырученные от продажи морепродуктов, а иногда и лодок деньги, пираты закупали необходимые съестные и иные припасы, оружие».

В октябре 1906 года тайный агент сообщил приставу Раздольнинского стана о том, что в районе устья реки Суйфун (ныне река Раздольная) находится около 200 хунхузов, вооруженных берданками и трехлинейными винтовками.

Полностью сведения проверить не удалось. Косвенные же данные подтверждали, что в этом районе действительно находится крупная шайка хунхузов. Она действовала и на суше и на море, располагая быстроходными парусными лодками и шхунами.

Военный губернатор принял решение, и из села Раздольного, где находился военный гарнизон, под покровом ночи выступил на облаву отряд стрелков во главе с офицером. Сопровождал отряд и пристав стана. Хунхузов отряд не обнаружил, но на месте их лагеря на берегу Суйфуна были найдены шалаши, остатки пищи и догоравшие костры. Судя по всему, разыскиваемые снялись из лагеря незадолго до появления солдат, кем-то заранее предупрежденные.

Преследование также ничего не дало. Вероятно, шайка хунхузов ушла на юг в сторону Посьета, или на запад - в сторону Маньчжурии. Буквально через несколько недель, эти пираты дали о себе знать: они опять начали доставлять беспокойство оседлому китайскому и корейскому населению и местным властям.

В середине ноября 1906 года капитан над владивостокским коммерческим портом полковник Егерман спешно доносил рапортом военному губернатору Приморской области: "Китайцы шлюпочники вновь заявляют, что в Уссурийском заливе около бухты Холувай появились хунхузы, которые нападают на китайские шаланды и грабят их. Вследствие чего я просил командира военного порта о посылке парохода "Свирь" для поимки хунхузов, на что получил согласие с тем, чтобы для поимки хунхузов был назначен со стороны вашего превосходительства отряд из 10 человек нижних чинов под командою одного унтер-офицера с двумя десятниками-китайцами, назначенными мною...".

"Свирь" с солдатами на борту вышла в карательную экспедицию. Но никаких особых результатов по борьбе с пиратами экспедицией достигнуто не было. Нападения происходили и дальше.

Только в 1910 году власти всерьез взялись за борьбу с хунхузами. Был разработан чрезвычайный план по очищению от хунхузов всей территории Приморской области. Борьба велась широким фронтом на суше и на море. Уссурийский край был разделен на пять оперативных районов, каждый из которых закреплялся за отдельной воинской частью и тщательно ею обследовался.

Одновременно с действиями войск на суше происходила операция и на море: все морское побережье от залива Ольги до Славянки контролировалось миноносцами Сибирской военной флотилии. Все подозрительные лодки проверялись и, в случае необходимости, задерживались. Подобные операции стали проводиться ежегодно весной и осенью. Принятые меры русских властей позволили очистить почти все Приморье от хунхузов и покончить с их морскими пиратством.


Категория: ИСТОРИЯ ПРИМОРСКОГО КРАЯ | Просмотров: 1715 | Добавил: vagan | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar