Главная » 2012 » Ноябрь » 1 » Первые фотографии Дальнего Востока. Николаевск и Де-Кастри
23:48
Первые фотографии Дальнего Востока. Николаевск и Де-Кастри
Продолжаю показывать одни из первых снимков Дальнего Востока, датированных 1860–1870-и годами и выполненных известным в ту пору фотографом и коммерсантом Владимиром Васильевичем Ланиным.

Снимок подписан «Вид у пристани в Николаевске».
Город этот был основан раньше Хабаровска и Владивостока – 1 августа 1850 года. Первыми жителями военного поста являлись всего лишь шесть военнослужащих, ютившихся в единственной избе. Однако уже в 1856 году пост получает статус города, а еще через два года – и столицы вновь основанной Приморской области. К тому времени в Николаевске (Николаевском-на-Амуре он стал называться только 1926 году) было уже около двухсот зданий, а население превышало 1700 человек.


Николаевский рейд.
Город в ту пору являлся важнейшим морским и речным портом Дальнего Востока империи (сюда была переведена Камчатская флотилия, переименованная в Сибирскую). В гавань приходили коммерческие иностранные суда (семь в 1857 году, а годом спустя – уже пятнадцать), тут селились представители различных торговых фирм. Уже в конце 1850-х в городе вели торговлю 35 купеческих фамилий. Основную роль среди них играли Есиповы, Русановы и Корякины.


Порт и выход в устье Амура.
К концу 50-х годов XIX века на нижнем и среднем Амуре возникали новые и новые русские селения. В частности 31 мая 1858 года была основан военный пост Хабаровка – нынешняя дальневосточная столица.


Механические заводы, открытые для ремонта и сборки кораблей.
Первые портовые мастерские были созданы в зиму 1856–1857 годов. Под них приспособили две старые казармы, поставленные еще по указу Г.И. Невельского. Внутри установили привезенные из США столярные, строгальные, сверлильные и токарные станки. Здесь чинили деревянные парусники и пароходы, металлические баржи. Уже к 1860 году мастерские спустили на воду шхуну-баржу «Лиман», пароходы «Амур», «Лена», «Граф Муравьев-Амурский», «Онон», «Ингода», «Чита», «Зея» и другие, ходившие по Амуру и Шилке.
Немалую помощь судостроителям оказывали американские, французские, голландские и бельгийские инженеры-механики, работавшие в Николаевске по контракту. По окончанию предусмотренного срока многие возвращались домой, но были и такие, кто оставались на Нижнем Амуре, найдя тут вторую родину.


Штаб командира портов в Николаевске.
С начальным периодом строительства города связано немало курьезов, которые сейчас кажутся забавными, а в те годы бывшие весьма досадными. Дело в том, что Морское управление, заведующее делами Сибирской флотилии, было основано Н.Н. Муравьевым-Амурским аж в Иркутске, и первое время в нем не служило ни одного моряка. Так, однажды Николаевский порт запросил у управления две тысячи коушей (металлических колец для соединения тросов). В Иркутске же, посчитав написанное ошибкой, выслали в Николаевск две тысячи ковшей.


Собор.
Более половины населения города (51%) до 1870 года составляли военные чины, а с казаками и членами их семей и того больше – 54,6%. Если говорить о духовной жизни Николаевска того времени, то она, судя по резкому высказываю известного исследователя и путешественника Н.М. Пржевальского, оставляла желать лучшего: «Водка и карты – вот девиз здешнего общества».


Первый проспект.
На 60-е годы XIX века пришелся период наиболее бурного развития города с момента его основания. Николаевск быстро разрастался вширь и вглубь – желающих поселиться в нем было много. К 1871 году численность населения превысила пять тысяч человек.


Тоже Первый проспект.
Большую роль в жизни города играли летние завозы – сплавы товаров с верховьев Амура. Как писали современники, сплавы все ожидали, как дождь в Сахаре: «В мечтах вместо вечной осетрины являлся… бифштекс, масло для каши, новый сюртук вместо… начинающего протираться на локтях». Главное, что снижались цены на сахар, белую муку, мясо.


Второй проспект.
Городские лавки в основном принадлежали американцам, которые торговали товарами из Сан-Франциско или Гонконга. Цены при этом оказывались очень высокими, и горе было тем горожанам, которые не успели сделать запасов на зиму с амурским сплавом.
Вот как описывал Николаевск 1857 года декабрист Михаил Бестужев: «Приближаясь к городу, вы входите на конец главной улицы. Влево – мрачный лес. Перед ним во всю длину улицы – магазины американцев и других наций. Красивые, даже роскошные помещения для приманки покупателей. Вы найдете все, что хотите, хотя и не так дешево, как можно было бы предполагать, принимая в соображение свободу торговли и соревнование многого числа магазинов и лавок как иностранных, так и русских».


Петропавловская улица в Николаевске
Разница в ценах между услугами государственных ведомств и частных фирм была огромной. Так, первый коммерческий пароход на Амуре «Адмирал Казакевич» доставлял пассажира из Николаевска до Забайкалья за 200 рублей, в то время как казенные пароходы – за рубль двадцать копеек. Сейчас сложно, впрочем, сравнивать условия перевозки, не исключено, что расценки указаны для разных классов. В дальнейшем с развитием судоходства коммерческие цены, конечно, снижались.


И вновь Первый проспект. Почему-то снимок сопровождает надпись «Вид с птичьего полета».
Как я уже писал, в начале 1860-х годов В. Ланин стал купцом второй гильдии в Николаевске. Рекламные объявления, сохранившиеся благодаря газете «Восточное Поморье», свидетельствуют, что торговал он широким ассортиментом товаров: продуктами и сладостями, ювелирными и писчебумажными изделиями, мехом и табаком, канцелярскими товарами. Однако этим коммерсант не ограничился – в 1862 году он открыл первое на Дальнем Востоке «фотографическое заведение».


В Николаевске после вьюги. По разрушенным крышам можно судить, что снимок был сделан уже в 1870-х годах.
Казалось бы, как могло это дело оказаться выгодным в городке с населением в четыре тысячи человек. Однако клиентура одолевала начинающего фотографа – несмотря на высокую цену, фотография нашла немало поклонников, молодые офицеры вместе с командирами слали родным и близким фотографические карточки с далекой окраины империи.
«Поморье» сообщала, что в «фотографическом заведении В. Ланина можно заказать портрет, визитную карточку, сделать снимок на папиросной бумаге, картоне, стекле, меди, шелке, клеенке. Здесь снимают портреты ночью. Портреты эти замечательны отчетливостью и эффектным расположением теней. Фотография для дневных заказов открыта от 9 часов утра до 2-х пополудни».
Кстати, Ланин первым на Дальнем Востоке освоил стереоскопическую фотосъемку и начал создавать антологию «видов и типов далекой Восточной Сибири», в которую вошли снимки Николаевска, Сретенска, Благовещенска, Хабаровки, Софийского и Владивостока.
Снимки его с печаткой «В. В. Ланин на Амуре» в левом углу (а затем «В. В. Ланин») украшают многие труды, посвященные Восточной России. Они довольно полно отражают облик русских поселений на берегах Амура и Тихого океана.


Слободка Теребиловска в Николаевске
Надо сказать, что с началом 1870-х закончился «золотой век» города. Сначала главный дальневосточный порт с механическим заводом перевели во Владивосток, затем столица Приморской области переместилась в Хабаровку. Люди уезжали к новым местам службы с семьями и всем движимым имуществом, бросая свои дома. Подлило масло в огонь сокращение государственного финансирования Николаевска.
Так, к 1873 году пятитысячное в начале десятилетия население сократилось до 3300 человек, к 1875-му – до 2043, а к 1895-му – и вовсе до тысячи. Город сжался в пять раз! Число домов с 650 в 1875 году за пятнадцать лет упало до 184. Николаевск жил преимущественно кустарным производством и мелкой торговлей, в первую очередь с иностранцами.
Впрочем, в то время, когда делалось большинство этих снимков, упадок был еще впереди. И уж тем более немало лет оставалось до страшной трагедии 1920 года, когда город был полностью уничтожен, что попутно вызвало резкое обострение Гражданской войны на Дальнем Востоке. Впрочем, о тех событиях я еще расскажу отдельно, ибо они выбиваются за временные рамки поднятой тут темы. Добавлю лишь, что мне в руки попала любопытная книга В.Г. Смоляка «Междоусобица», вышедшая в Хабаровске в прошлом году очень малым тиражом. Она посвящена как раз самым мрачным и кровавым страницам истории Николаевска, и хотя идеологически книга эта мне не вполне близка, все равно показалось достаточно интересной.
Тут же хочу привести слова писателя и путешественника С. Максимова, посетившего город в начале 1860-х: «Во всяком случае Николаевск выглядит решительным городом, больше даже, чем Чита какая-нибудь, а тем паче Благовещенск». Следом процитирую А.П. Чехова, написавшего без малого тридцатью годами позже: «Почти половина домов покинута своими хозяевами, полуразрушена, и темные окна без рам глядят на вас, как глазные впадины черепа».


Подпись гласит «Пикник к гилякам из Николаевска». Гиляками в то время называли нивхов – народность низовьев Амура и Сахалина.
Путешественники той поры неизменно отмечали весьма хорошие отношения между русскими поселенцами и народами Приамурья и то, что колонизация велась мирным путем и была выгодна обеим сторонам. Однако тут надо также добавить, что едва ли не основным товаром, который сбывался коренным народам, являлись, увы, крепкие напитки. Насильно их употреблять, конечно, не заставляли, но увлечение «огненной водой» нивхов, нанайцев, ульчей и т.д. оказалось весьма стойким.


Станция на Амуре
Первая регулярная почтовая линия от Николаевска до Мариинска появилась в 1856 году. Позже ямская связь протянулась до Хабаровки, Благовещенска и Читы, соединив Дальний Восток с остальной Россией. Летом почта доставлялась пароходами, зимой – ямщиками по льду Шилки и Амура. В 1862 году приступили к строительству электрического телеграфа.


Гилякские юрты в деревне Куклево.


Чныррах (Чнырах). Укрепления на этом мысе вполне надежно защищали вход в Амур.


Залив Кастри и арка Лаперуза.
Стоит отметить, что еще в 1858 году на полном серьезе рассматривался проект переноса главного дальневосточного порта в залив Де-Кастри. В качестве аргументов проводилась мелководность лимана и сложность прохода по нему крупных судов. Однако граф Н.Н. Муравьев-Амурский отклонил проект, указав на сопряженные с переносом порта огромные расходы и сложность организации обороны гавани на новом месте.


Вид на остров Обсерватории в заливе Кастри



Категория: ИСТОРИЯ ПРИМОРСКОГО КРАЯ | Просмотров: 1945 | Добавил: vagan | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar